Лента новостей

2009010203040506070809101112
2010010203040506070809101112
2011010203040506070809101112
2012010203040506070809101112
2013010203040506070809101112
2014010203040506070809101112
2015010203040506070809101112
Подписаться на новости

27 мая 2010 года Дмитрий Бельзецкий

Раз граната, два граната — вот и есть тебе зарплата

Было время — Каменцу завидовали: местное Высшее военно-инженерное командное училище выпускало спецов высшего класса.  Именно отсюда — из маленького провинциального городка отправляли контрактников на разминирование земель Ливана, Ливии, Алжира. В мирное время саперы совершенствовали свое профессиональное мастерство в Центре разминирования Вооруженных сил на базе Военного инженерного института при Подольской государственной аграрно-технической академии в Каменце-Подольском. Кстати, это единственное в Украине учреждение, которое занимается сбором и анализом опыта разминирования ,и на его основе обучали специалистов, в частности, будущих миротворцев 3-го отдельного инженерного батальона, выполняющего задачи в составе миссии ООН в Южном Ливане. 

Свои саперы были и в районе — аварийно-спасательное подразделение ДУ МНС Украины. Благодаря этому вовремя обезвреживали страшные находки, которыми время от времени напоминает о себе война. 

Но кризис, как видно, коснулся всего. Только не бюрократической вертикали. Недавно управление саперным подразделением перенесли на высший, областной уровень. Теперь приказ о выезде на разминирование должен поступить из самого Хмельницкого. А там пока разберутся, пока в очередь поставят... территория, которую обслуживают саперы, не маленькая, финансирование — более чем скромное, спецгруппа — нарасхват. Вот и приходится ждать часы, а то и дни. Хорошо, хоть позаботились о крайних сроках — в отдельной инструкции четко прописано: обезвредить опасный предмет нужно в течение трех дней, не больше. А кто должен присматривать за опасной находкой все это время, указать забыли.

Есть во внутреннем обиходе и еще один циркуляр — согласно ему саперам «положенао» доплата за каждый поднятый «опасный подарок». Потом снаряд или мину вывозят  и взрывают. Гарантии, что найденные ржавые снаряды сами саперы не перепрятывают по нескольку раз и потом якобы опять находят, нет. 

На прямой вопрос, возможно ли это на самом деле, мой собеседник еще раз переспрашивает, не будет ли звучать его имя (нет, конечно, не будет, по вполне понятным причинам) и, успокоившись, утвердительно кивает головой, пожимая плечами – мол, деньги не пахнут. И добавляет: а что делать?

Что заставляет людей идти на то, чтобы сознательно лишний раз играть со смертью? Сапер, как известно, ошибается только один раз, даже если обладает высшим уровнем профессионализма. Кризис... помноженный на безнаказанность. Чиновник любого ранга, даже самого низшего, конечно же, не будет проверять, сколько именно снарядов обезвредили. Кто их знает, сколько там положили для взрыва.

Правильно это или неправильно, но осуждать — язык не поворачивается. И у саперов есть семьи, которые надо кормить. А то, что они себе «допишут», не идет в сравнение с тем, сколько воруют и приписывают себе, например, народные депутаты. Главное, чтоб этой ржавой смерти не нашли другого применения.  

Кстати, нынешний спикер парламента Владимир Литвин, за свое всего двух- часовое пребывание в украинском миротворческом батальоне, наградил себя, любимого ,статусом «Участник боевых действий». Со всеми вытекающими отсюда льготами…  

Ольга Руденко.

Обсуждение новости